Фильм “Только Бог простит” не был принят на Каннском кинофестивале

Фильм «Только Бог
простит» датского режиcссера Николаса Виндинга Рефна не был принят на
конкурсе 66-го Каннского кинофестиваля. Главную роль в картине, как и в фильме
«Драйв», за который Рефн два
года назад получил «пальмовую ветвь» за лучшую режиссуру и теплые отзывы критиков, исполнил известный актер Райан Гослинг.
По сравнению с триумфом 2011 года критики и
журналисты, работающие на 66-ом Каннском кинофестивале, не оценили работу Рефна.
Публика начала покидать кинозал после 15 минут просмотра фильма, а те зрители,
которые остались в кинозале до конца, либо кричали «бу» (так принято выражать неприятие той или иной
картины, либо освистали ленту). Причем свист в финале продлился около пяти минут и усиливался под каждым новым именем в титрах. Примечательно, что Райан
Гослинг не приехал на Каннский фестиваль, что расценено многими как
свидетельство о его недовольстве собственной работой.
По словам Николаса Виндинга
Рефна, история фильма «Только бог
простит» у него появилась в результате трудной беременности его жены.
«Я был в экзистенциальной, сложной фазе. Я постоянно был в гневе и не
знал, как его канализировать. В такие моменты человек вновь обращается к богу.
Так у меня родилась идея персонажа, который возомнил себя богом, идея отношений
между доминирующей матерью и ее сыном. Я снял фильм в духе мистицизма,
спиритизма», – говорит Рефн.
Действие
картины происходит в современном Бангкоке. Характерно, что режиссер снимал все сцены только ночью. 
Как отметил режиссер, главный герой картины «крепко связан со своей матерью»:
«Он буквально прикован к ней, и чтобы освободиться, он должен пройти через
определенную форму насилия. Он говорит мало, но его молчание очень
красноречиво».
В этом фильме, как и в «Драйве», Гослингу вновь досталась почти бессловесная
роль. Слова Рефн заменил музыкой, основанной на диссонансах и написанной
в стиле магических гимнов народов Северного Таиланда.
Значительное число
сцен снято в кроваво-красном цвете, который получает мистическое звучание. «Восточный взгляд на мироздание предполагает,
что потусторонний мир существует рядом с реальным. Это очень интересовало меня
при создании картины. Искусство само по себе – это акт насилия. У меня в
некотором смысле порнографический подход: мне важно то, что меня возбуждает. Я
не могу подавить в себе эту нужду. Не нужно забывать, что само наше рождение
толкает нас на насилие, насилие в нас
инстинктивно, но с годами мы подавляем в себе инстинкты, насилие становится
более ментальным, а выразить его нам позволяет искусство», –
заключил Рефн.